15:13 

[Мир в моем сердце]

Jonathan Kang [DELETED user]
Фандом: MBLAQ
Название: Мир в моем сердце
Автор: Thunder.
Рейтинг: R
Пейринг/Персонажи: Мир (Бан Чхольён)/Гром (Пак Санхён), Джио (Джан Пёнхи)/Ян Сынхо
Жанр: Ангст
Тип: военное AU
Описание/комментарий: Инчхон, Сеул, Каннын и Янджу - городе Южной Кореи.
Кэсан, Пхеньян - города Северной Кореи.


You have been left alone
The creature of innocence
You lie for what you're worth
And struggle with your confidence

And when your devil complains
And tears you up, to start again
And when you're lying on your stage
And nothing works, just living hurts.



Они только начали жить и взрослеть, когда напряженные отношения между Южной и Северной Кореей переросли в военные действия, когда каждая из стран начала внедрять своих агентов для хищения информации.
Бангу Чхольёну с позывным «Мир», было восемнадцать.
Он являлся гражданином Северной Кореи и осведомителем из Пхеньяна, завербованным Югом для передачи информации, знавшим все даты отправлений агентов Пхеньяна.
Один из тех парней, которые жертвуют своими интересами, и, чаще всего, жизнями, ради той Родины, которую считали нужными, на работе, где невозможно было сделать карьеру.
Они встречались каждый четверг, в старом здании универмага, и Мир смотрел на Санхёна, как на старого знакомого.
- Что у тебя? - в первый четверг Гром прижимает ладонь ко рту, будто зевает.
Ему двадцать три, он хочет спросить у Мира о том, кто еще определен для их встреч, и, пытается маскироваться, становясь похож на одного из подростков, живущих в заброшенном районе.
- Через неделю они переправляются под утро, до рассвета.
Они шепчутся о Переправе - приоритетной для Северной столицы точкой границы, через которую агенты Пхеньяна отправлялись в Инчхон, а затем в Сеул.
Гром размышляет о том, что это неплохая идея - погодники обещали дождь и холодный ветер с реки.
- Сколько?
Мир выпрямляет спину и Санхён понимает - ему не страшно, он не хочет думать, как удается достать информацию.
Мир потягивается, словно большой кот и прижимается плечом к плечу Грома:
- Их будет трое, и все хорошо подготовлены.
В груди Грома словно что-то затягивается в узел, и он почти не дышит - даже в воображении это было слишком горячо и страшно.
Санхён представляет, как бы это произошло - руки Мира на его бедрах и ниже - под самыми коленями.
Он вздрагивает и чуть отстраняется, давая Миру больше пространства.
Когда они расходятся, уже темнеет, и на улицах становится неспокойно.



Они работали под прикрытием совсем немного - Санхён и Чхольён.
Когда их впервые представили друг другу в армии - ни один из них не был уверен в другом.
- Этот фермер...
Сынхо смотрит на Грома в упор тяжелым холодным взглядом и медленно произносит:
- Это наш лучший осведомитель. Осторожнее.
Санхён чувствует, как краснеет его лицо и сводит напряженные скулы.
Он не в себе до тех пор, пока не видит Джуна. Пока не разговаривает с ним в казарме шепотом.


Ночь выдается что надо - холодная, дождливая, и слишком скорая на выводы - Джио называет Грома четырнадцать раз идиотом и один раз - мудаком, прежде чем на обратном берегу Хан появляются люди.
Их трое, их плащи блестят от дождя и света ручных фонариков.
Санхён сжимает в руках М16 и дрожит всем телом от напряжения.
Всё, что он помнит после своего стремительного бега - это крики и выстрелы.

***

- Пхеньян ведет себя слишком странно. Поговаривают, что Донгвон склоняет их к мирному договору, но они противятся. - Джио говорит-говорит и крутится в черном офисном кресле.
Джун сидит на диване, прислонившись головой к руке Санхёна, сидящего на боковушке, и, когда Сынхо входит в кабинет без стука, Грома в первый момент передергивает от неожиданности.
Лидер успокаивающе проводит рукой в воздухе, и хмурится:
- Еще ничего не сообщали. Донгвон говорит, что пока на Переправе спокойно, но скоро начнется новое движение. - Он задумчиво смотрит на Грома. - Когда у тебя следующая встреча с Миром?
Санхён ежится из-за этого неуютного взгляда и теснее прижимается к замершему Джуну:
- Он еще не сообщал. Вчера его не было в назначенное время, и я не стал ждать. Сейчас это слишком опасно.
Сынхо медленно кивает и отходит к окну, вид у него, как у человека, готового к любым неожиданностям.

Проходит еще несколько четвергов прежде, чем они видятся - у Мира рассечена бровь, и развороченные губы, похожие на куски свежей печени.
- Девчонки будут плакать.
Гром смеется вместе с Миром над этой нелепой шуткой просто, чтобы потянуть время, чтобы не думать о том, скольких ему еще придется убить на этой неделе.
Чтобы не думать о том, сколько им еще придется прятаться.


- Каждый раз ты возвращаешься другим человеком.
Джун разбирает свой "Глок", чистит и смазывает все детали.
Джун говорит, что его это успокаивает.
- Не понимаю о чем ты. - Гром лежит на боку, и он действительно не врубается в курс дела, когда Джун сидит перед ним в черной майке и медальон отбрасывает блики на его лицо.
- Твои встречи с осведомителем. Она, наверное, красивая.
Гром прикрывает глаза и, кажется, кивает.

Когда это происходит на самом деле - Мир оказывается распутным и бесстыжим.
Честным, когда показывает всё, что ему нравится в сексе.
Санхен задыхается и целует его сильнее, чем это нужно.
Всё происходит очень быстро - Мир толкает Санхёна к стене и просовывает руку в армейские штаны - широкие для Грома, широкие для любого его комплекции.
Он двигает рукой, и первоначальный шок сменяется волной удовольствия - горячей, как закипающая на солнце роса.
Чхольён стонет так, как не стонала ни одна из девчонок Санхёна, и двигается так же невообразимо хорошо.
Чуть позже Мир улыбается ему - беспечной фермерской улыбкой, и Гром хочет, чтобы война скорее закончилась.


***

Уже весна, и еще никогда небо не было таким низким - казалось, что оно падает, и падает очень быстро.
Санхен вспоминает первые дни войны и второй месяц службы в армии - начищенные сапоги Сынхо блестят в широких полосах солнца, в пространстве пыльной казармы его голос звучит почти торжественно:
- У кого старые родители - выйти из строя. У кого маленькие дети - выйти из строя. У кого есть жена - выйти из строя.
Люди стоят не шелохнувшись, потому что ни у одного из них этого нет, у большинства - никогда не будет.
Сынхо понимает это, но всё равно спрашивает - потому что так надо.
Так заведено.
Их научили обращаться с оружием, их научили терять часть себя, их научили дружбе в этом узком кругу незнакомых людей.
Иногда Санхёну было страшно засыпать и просыпаться, невысказанные вопросы рвались из него по утрам вместе с клочьями зубной пасты и желудочным соком.
А потом пришел Джун, и всё снова вернулось на свои места.
Они не разговаривали несколько дней - просто притирались друг к другу, прималчивались.
Говорили, что Джун из Пусана, и в гневе он страшен.
Никто не помнит, с чего началось их общение - Гром что-то сказал, Джун что-то ответил.
Они здоровались каждое утро и садились за один стол.

Сынхо был старшим сержантом корпуса особого назначения, а Санхён - лучшим в группе.
Было бы глупо удивляться, когда третьего сентября Грома вызвали в кабинет Сынхо.
- У нас есть осведомитель со стороны противника. Ты должен с ним встретиться.


Сколько прошло - месяц? Два?
Джун думает, что это девушка, Пёнхи - парень.
Но они оба уверены в том, что Санхён влюблен.
Чхольён стоит слишком близко к Грому - сейчас их чувства только мешают, но всё, что у них есть - это встречи по четвергам.
- Они все знают. Изменили планы и отправляются сегодня в полночь, со старого моста.
У Мира синяк на скуле и перевязанные пальцы, сердце Грома ухает куда-то вниз, и он старается не думать о худшем.
Он старается не думать о пытках, о том, кто заставлял его говорить, и о том, что они не успеют.
Санхён бежит так быстро, как только может.

Вид у Сынхо растерянный и немного обиженный:
- Что значит сегодня? У нас нет людей.
Джио смотрит на начищенные сапоги Сынхо и говорит что-то о том, что надо закончить с этим одним ударом.
Сынхо молчит и поддается, составляя список группы для вылазки.
В эту ночь идут почти все - Джун молчит и держится поближе к Грому, между Джио и каким-то парнем из Наджу.
К полуночи они едва успевают расположиться и проверить оружие.
- Объект на два часа.
Джио прижимается к наглазнику снайперки и стреляет с тихим хлопком.
Человек на мосту падает навзничь, на колени, упираясь лбом в потемневшие доски моста.
Они ждут еще семь минут, но никто больше не появляется.
Пёнхи кивает Джуну и Чхондуну, заставляя их сорваться в сторону моста, ближе к телу. Еще издали они замечают армейские нашивки Южной Кореи, и Джун хмурится.
- Нас дезинформировали - они уже переправились.
Где-то там, в другой вселенной, окружающий мир вокруг Грома начинает распадаться на куски, когда Чхольён поворачивает голову, упираясь виском в мокрые доски.
У него, кажется, сломан нос, и распластанная ладонь наливается черной водой там, куда стрелял Джио.
Санхёну хочется кричать или плакать - он никак не может определиться, просто стоит и смотрит на теплую фермерскую улыбку Мира, пока Джун взводит курок.
Выстрел раздается в его голове вместе с раскатом грома.

***

- Ты не имел права.
Они пересекаются в узком коридоре управления на следующий день, у Санхена бледное лицо и совершенно пустые глаза.
Человек за спиной Джуна, медленно прижимающийся к стене - Чон Джихун, по прозвищу "Рейн", новый руководитель корпуса.
Гром не знает его в лицо, но он видит его нашивки, знаки отличий, и он уверен в этом на сто процентов.
Ливень продолжается третий день, и соседство с Джуном сводит Санхена с ума:
- Его заставили. Его должны были судить.
- Санхен. - Джун пытается коснуться его плеча, и его рука замирает на полпути. - Идет война, и ты сам знаешь, как Ё Донгвон обращается с предателями. Ты бы хотел ему такой участи?
Джун что-то тихо говорит, что они поговорят потом, что все будет хорошо, и война кончится.
Санхен уходит в тот момент, когда Джун зовет его по имени, когда Чон устает изучать потолок, стертые стены правления, собственные сапоги и широкую спину Джуна.
- Пойдемте, господин Ли. - Рейн проходит мимо него, вперед, к яркому прямоугольнику выхода. - Нам с вами слишком многое надо обсудить.

Джун работает с этим уже давно.
Родившийся в Кэсоне, он был первым, кто сумел перебраться в Инчхон без особых потерь, с красивой легенда и навыками, позволившими ему пробраться на самый верх - в КОС, где он скрывался.
Его должность стала отличным прикрытием для убийства Мира.
Честно говоря, Джун не ожидал, что осведомитель будет настолько молодым.
Он не ожидал, что его смогут так долго скрывать от агентов Пхеньяна.
Всё, для чего существует Джун – осведомитель для Севера на стороне противника.
Он наблюдает за Чоном Джихуном, словно влюбленный - за его настроениями и мыслями, за тем, есть ли в этом человеке стержень.
Когда они заговаривают в первый раз - это четверг, и Санхёна нет в правлении.
- Я ненавижу это. - Чон стоит возле окна и это всколыхивает в Джуне воспоминания, как разноцветные слои в коктейле. - Они отправляют на войну детей и делают из таких мерзавцев, как Донгвон героев. Иногда мне кажется, что эту страну ничто не спасет. КОС… Я не могу видеть, как они делают это впустую.
Джун смотрит в гладкую крашеную стену, кончиками пальцев касаясь вороха белых бумаг на столе Рейна:
- Мы предлагаем Вам восстановить в радиоэфире позывной «Мир». Тот ребенок… Это не было зря.
Ночью они вновь встречаются в одном из опустевших баров.
Они выпивают и скрепляют свой договор рукопожатием.


***

В апреле приходит тепло и затишье - город медленно приходит в себя, после войны на улицах всё еще пусто и тихо.
Их корпус расформировали и разбросали по разным провинциям, но Гром по-прежнему живет здесь.
На выходные он ездит в Инчхон - встретиться с Джуном и Сынхо, иногда они приезжают вместе с Пёнхи, и тогда Гром по-настоящему чувствует себя дома.
Они медленно пьют, больше молчат, чем разговаривают, и никогда не вспоминают тот случай на мосту.
Сынхо рассказывает им о руководстве из Янджу, Джио - о своей новой работе.
- Редкостный засранец. - Говорит Сынхо и наливает себе еще. - Янджу теперь город-призрак, вот его и перекинули к нам, КОС никогда больше не сформируют, если Пхеньян согласится на мирный договор. Сраная война. Сраный Чон Джихун.
Санхён снова видит его - невысокого, с суровым уставшим лицом и новыми нашивками на форме.
Он не намного старше них, но сейчас выглядит словно старик, словно прожил всю жизнь.
Джун в этот день напивается в стельку.

По четвергам Гром спит весь день, и Джио носит ему чай к кровати - ставит на высокую тумбочку и тихо уходит, Санхён глотает холодную жидкость, чтобы не чувствовать комка в горле.

Однажды Санхён видит кого-то очень похожего на Мира - на нем старая мятая футболка с надписью "потребляй, работай, сдохни" и кожаная куртка.
Санхёну кажется, что он узнал бы Чхольёна из миллиардов людей, только прикоснувшись к нему.
Ему в одно мгновение становится жарко и очень хочется вытянуть руку, потрогать чужие спутанные волосы.


- Я видел его.
Джун смотрит на Санхёна в упор и молчит, а у Сынхо до отвратительного сочувствующий взгляд:
- Ты видел это своими глазами. После таких ранений не выживают.
Санхён думает, что сейчас расплачется, и придвигает стакан ближе к Джуну.
В Инчхоне начинается ливень - город чернеет и вымокает до нитки.

***

В день, когда их собрали вновь, они понимают, что ничего не заканчивается, и даже во сне Грому снится война - пустые глазницы домов, плачущие женщины, молчаливые угрюмые мужчины и Мир - он стоит по колено в грязной мутной воде.
На нем белая роба смертника.
В это утро Гром просыпается, хрипло кашляя сном, и очень долго моется под душем.

На кухне, по телевизору срочный выпуск новостей - "Инчхон сдали войскам Северной Ко...", и Джун, терпеливо переключающий канал новостей.
- Ты не выспался, отдохни. - Джио ерошит его волосы холодными пальцами и греет молоко в микроволновке.
- Мне Мир приснился.
Джун вздрагивает от непривычно-хриплого звука его голоса и смотрит на Джио, на Сынхо, на то, как капает вода в раковине, а затем поднимается, чтобы достать стакан из пикнувшей микроволновки.
- Блин. - Он роняет посуду на пол, и со злости отправляет её пинком в угол. - Блин!
Санхён смотрит на белые потеки на своих штанах и закрывает лицо ладонями.

- Он же не умер, да? - Джио пристально смотрит на Сынхо и чиркает зажигалкой.
- Да, просто он успел переправиться в Пхеньян и стал там главнокомандующим. Теперь они придут и дадут пизды нашему корпусу.
Джио морщится, словно женщина и говорит что-то насчет серьезности, что-то насчет того, что Сынхо нужно заткнуться и найти себе подружку.
- Хватит. Перестань.
Слова долетают до Джио, словно через вату, а потом его толкают на кровать, и лицо Сынхо перед его глазами - бледное и злое.
Джио просто целует его в приоткрытый рот, после они дерутся.

Джун уходит вечером, после короткого звонка на мобильник, что-то выясняет по своим каналам, и возвращается, серьезный и молчаливый.
Они запираются на кухне втроем и долго разговаривают на повышенных тонах - у Пенхи и Сынхо на двоих разбитые губы и брови.
- Чон Джихун говорит, что позывного нет.
Сынхо пристально смотрит на Джуна и закуривает:
- Когда ты говорил с ним? Он уже не в нашем подразделении, и их сведения не особо точны.
- Ты хочешь, чтобы я тебе вторую бровь разбил? - у Джуна трясутся руки и улыбка сползает набок, словно после инсульта. - Он сам ездил к той переправе - там долбанное голое поле, никаких следов и наши постовые, которых ты выбирал лично.
- Донгвону это не понравится.
- Кто-то продолжает сдавать людей, в северной столице резня. - Джун кивает и пристально смотрит на Джио. - У нас завелась крыса, и тело Чхольёна даже не нашли.
Пенхи приподнимает опухшую бровь, и в другой ситуации это смотрелось бы комично:
- Ты сам его убил. Хрен знает, может он железобетонный, а теперь продолжает работать против нас.
Джун молчит и опускает голову:
- Ему даже двадцати не было, а я всадил пулю в его долбаную голову, а Санхён... Он же теперь как овощ.
- Хватит, не нужно быть гением, чтобы понять что их связывало. Они были единственными, кто знал всех наших в лицо.
Джун вздрагивает, как от удара и опускает голову еще ниже:
- Я боюсь за него. Чон говорит, что еще немного и за него возьмутся дознаватели. Донгвон в ярости - Инчхон уже сдали, и мы вовремя смылись оттуда.
- Сраная политика.
Пёнхи ободряюще хлопает его по плечу.

Через три дня, в четверг, Чон Джихун сообщает, что позывной "Мир" снова вышел на связь.
В Пусане убивают Ё Донгвона, в Сеуле идут проливные дожди.
Парк Санхён попадает в госпиталь после попытки застрелиться из табельного оружия.


- Мы обложили его. - Джун перебирает отросшие волосы Санхёна, словно мать - бережно и аккуратно. - Он почти в наших руках. Чон держится из последних сил, но роет нам информацию. Они слишком близко, Гром, слишком близко.
Джун зарывается лицом в казенную простынь рядом с ладонью Санхёна и смотрит на больничные приборы снизу вверх:
- Врач сказал, что у тебя что-то задето в голове, и ты не сможешь разговаривать первое время, а потом всё придет в норму.
Он говорит долго и медленно, словно пьяный - что Сынхо сняли с должности из-за служебного несоответствия, что Пёнхи подал в отставку и теперь они под арестом до окончания служебного разбирательства, что Чон Джихун правда им поможет - у него люди в Пхеньяне, и они помогут.
Санхён все это время спит, и приходящая сестра с каждой неделей уменьшает дозу морфина.

Когда Грома выписывают из больницы, Чона Джихуна арестовывают за измену Родине и позывной "Мир" исчезает из радиоэфира, Пхеньян подписывает договор с Сеулом;
Яна Сынхо восстанавливают в должности, и он сразу же подает в отставку;
сам Санхён Парк переезжает в Каннын.


---

Чхольён трясёт его отвратительно долго и резко, пока Санхён не просыпается - первые несколько минут он смотрит на свои колени, а потом вытирает лицо сухими ладонями. Мир беззаботно смеётся, вдруг становясь серьёзным:
- Будешь долго спать - превратишься в чудовище.
У Грома немеет язык, и он слышит, как при трении шуршит его кожа.
Честно говоря - Грому ни капельки не страшно.

В полдень они идут гулять - на улице пасмурно и холодно, словно зимой.
Гром вытирает ладонью пятно на белом пальто и вздрагивает. Они останавливаются возле универмага, обитого зеркальными панелями - Мир удобнее укладывает воротник своей куртки, ерошит волосы Грома:
- У тебя волосы отросли.
Санхён кивает и таращится в зеркало на их отражения: Мир выглядит худым, очень высоким, и очень усталым;
Гром выглядит словно мертвец.

Проходит ещё несколько дней, которые они проводят вместе, прогуливая учёбу - ходят в зоопарк (животные там толстые от шерсти, и очень ленивые) и на крышу высотки, где ужасно холодно и неуютно целоваться (у Санхёна обветриваются губы, и тонкая кожа лопается, когда он улыбается).
В один из вечеров ему звонит Джун, и на заднем фоне слышно, как лязгает металл, когда он забивает рожок патронами:
- Как ты? Ян говорит, что ты не ходишь в академию.
Гром смотрит, как в дверном проёме, ко сну, раздевается Чхольён и кивает телефонной трубке, не отрывая глаз.
Санхёну хочется рассказать Джуну о том, что Мир вернулся, но он не может: кажется, что из-за клыков, как у чудовища, которые растут в его рту, он разучился разговаривать.
Джун вздыхает и ещё долго ждёт ответа.
А потом за безумные деньги покупает билет на ближайший рейс.

В Канныне зима и пустые одинаковые улицы - Джун почти уверен, что заблудился, пока не заходит в один из разрисованных граффити подъездов.
Он толкается в квартиры наобум - первая дверь, вторая, ещё одна - видит Санхёна, спящего на узком кухонном диване, и выдыхает так, словно бежал безумно длинную дистанцию, словно не дышал весь заплыв.
В комнате пусто - Джун садится на стул и смотрит, как спит Санхён, и это утро перед рассветом - самое тёмное.

Где-то далеко Мир трогает Санхёна под коленом - там, где самая горячая кожа и красные комочки нервных узлов.
Джун пристально смотрит на Санхёна, и ждёт, что он проснётся.

У Грома блестящие чёрные глаза, и каждый из них любит его больше всех, больше себя.


@темы: [Жанр] Ангст, [К-фандом] Мини-фест "KD-открытие", [К-фандом] Проект, [Персонаж] Гром, [Персонаж] Джио, [Персонаж] Мир, [Персонаж] Сынхо, [Размер] Макси, [Рейтинг] R, [Тип] АУ, [Фандом] MBLAQ, [Фанфик: Авторский]

Комментарии
2011-02-08 в 20:49 

mir .
когда я сплю, я счастлив. ©
автор, это невероятно. до умопомрачения. спасибо вам большое за такое.
кстати, откуда вы так хорошо разбираетесь во всех этих военных штуках?)

2011-02-08 в 21:29 

Jonathan Kang [DELETED user]
mir .
кстати, откуда вы так хорошо разбираетесь во всех этих военных штуках?)
ну, мне интересна милитари-тема, и я стараюсь больше читать об оружии))

2011-02-08 в 21:31 

mir .
когда я сплю, я счастлив. ©
Thunder.
понятно) у вас шикарные военные АУ)

2011-02-08 в 21:32 

Jonathan Kang [DELETED user]
mir .
спасибо ^^

2011-02-23 в 01:24 

[freak-home's адовый шиншилл^2] В 21.00 по полудню чаепитие началось.
Thunder., мля, текст выпиваешь. просто выхлебываешь. даже плевать на то, что моск не успевает разобраться до конца в событиях.
перечитывать и перечитывать.
спасибо!!!

2011-02-23 в 01:35 

Jonathan Kang [DELETED user]
о дааааа! это же мой любимый ребенок, пля! ЗНАЕШЬ СКОЛЬКО ВРЕМЕНИ Я НА НЕГО УБИЛ?! :lol:

2011-02-23 в 02:12 

[freak-home's адовый шиншилл^2] В 21.00 по полудню чаепитие началось.
Thunder., ЗНАЕШЬ СКОЛЬКО ВРЕМЕНИ Я НА НЕГО УБИЛ?!
теперь, прочитав "берлинский" драббл, знаю.
*кей-зануда* и над дитем еще можно поработать. DDD *прячеццо*

2011-02-23 в 02:40 

Jonathan Kang [DELETED user]
keysquare
нет, только не это! :lol:
мне не хватит нервов его переписывать еще раз XDDD

2011-02-23 в 03:12 

[freak-home's адовый шиншилл^2] В 21.00 по полудню чаепитие началось.
Thunder., ага. тоже знаю.
короче, рассказываю: когда ты мастер малых форм, те особенно херово работать с большими.
я не знаю, от природы у тебя эта заточка таланта под малые формы или "так сложилось исторически", но факт, что над объемными нужно "работать". я даж не про эту конкретную вещь, а вообще.
я хуй его знает, может когда опыта с большими больше, это не так болезненно и нервопоглощающе...

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Korean Dreams

главная