Tinker Bell, go!
хагсить и киссить!
Мой рок-н-ролл.


Автор: Very Whatever
Фэндом: Shinee/Trax/Super Junior
Персонажи: Тэмин/Чонмо, Хичоль/Чонмо
Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст, AU, Слэш (яой), Songfic

Описание:
Как жить после того, как понимаешь, что твоя первая любовь это школьная любовь твоего старшего брата?

Посвящение:
Это сонгфик по песне "Мой рок-н-ролл" Би2 и Чичерина





Он появился в жизни Тэмина стремительно и шумно. Проникая сразу во все поры, как необратимая химическая реакция: затрудняя дыхание и загоняя бедное сердце в сумасшедшую гонку. Чонмо только что вернулся из Японии и был как экзотическое животное в яркой чешуе кожи, с непозволительно длинными волосами, с татуировками везде, куда только мог проникнуть взгляд.

Тогда в баре Тэмин ни смог вымолвить ни слова, будучи бесплатным приложением своего старшего брата Хичоля, когда напросился с ним на встречу с его знакомым, который когда-то играл с ним в школьном ансамбле, а сейчас стал знаменитостью - гитаристом в очень популярной рок группе, и пропадал вечно по заграницам, присылая сумасшедшие мэйлы и названивая в самое неподходящее время с очередными невероятными рассказами.


Тэмин понял, что попал, понял, что пропал сразу, бесповоротно, просто сидя на краешке дивана, и сквозь рев музыки, и сигаретный дым, впитывая все что шло от этого яркого красивого человека с высокими скулами и таинственной улыбкой. Он ловил эти взгляды густо накрашенных глаз рокера, которые тот бросал на его брата. Он вслушивался в тихий интимный смех, в его речь, которая была украшена японскими словечками, и острыми ругательствами. Он убежал тогда с посиделок, поняв, что не хочет быть третьим лишним, а потом четыре часа еще гулял под холодным ливнем по незнакомым неосвещенным улицам и беззвучно плакал.


Он все тогда понял вдруг. Он понял про кого Хичоль говорил загадочно «Мой рок-н-ролл» и почему тот после сумасшедших мэйлов и звонков в неподходящее время был невыносимо тих. Он понял, почему такая беспечно веселая жизнь его гуляки брата иногда затихала, он становился более задумчивым и вместо клубов и веселой компании вдруг доставал старенькую барабанную установку и до изнеможения играл, вгоняя в ужас соседей.


Когда Хичоль, наконец, соизволил придти домой спустя четверо суток, такой похудевший, с синяками под глазами, с накрашенными ресницами и черным лаком на ногтях, пахнувший сигаретами и весь какой-то устало-счастливый Тэмин осторожно спросил, стараясь, чтобы ничего лишнего не прозвучало в его голосе:

– Чонмо уехал?

— Ага... – почти шепотом ответил брат и рухнул на свою кровать, улыбаясь и моментально засыпая.

Тэмину казалось, что он сходит с ума, Чонмо был везде. Он со злостью, не заботясь о том, проснется ли брат срывал с него грязные рваные джинсы и футболку, чтобы кинуть быстрее в стиральную машину, чтобы избавиться от этого запаха - мандарин, сандала и сигарет, которые въелись в одежду и кожу Хичоля. Тэмин выбегал на балкон, чтобы глубже вздохнуть воздуха, который не пах им. Чтобы простоять просто там, замедляя бег сердца и растворяя горечь, которая стояла в горле.


Спустя месяц Хичоль жил как прежде, как будто и не было этой встречи, тех четырех суток и пары дней затишья после — работая ночным диджеем на радио, бухая по злачным местам с очередным новым лучшим другом Кикваном, заводя разговоры о скорой женитьбе и о надвигающейся армии.


Спустя месяц Тэмин как последний мазохист подглядел пароль на почту Хичоля и перечитывал переписку Чонмо и брата за последние несколько лет. Он ненавидел брата за каждое пошло-грубое письмо, за эти откровения, за вранье, за то, то тот красочно описывал почти в каждом письме как он хочет Момо: как он страдает без его губ, как спать не может без его рук и как ласкает себя, глядя на фотки глянца японских журналов, где «развратный гитарист со стрелками до висков, опять отымел взглядом пол Японии и пол Кореи».

Тэмин ненавидел Чонмо, который отвечал абстрактными нежностями, романтическими соплями и сыпал воспоминаниями и почти в каждом письме посылал откровенные фотографии и обязательно приписывал в конце « Ты – дорога в мой дом».

Он ненавидел себя, ненавидящий их, за то, что это не он пишет скабрезности Чонмо, за то, что это не он получает эти неловкие нежности, не разделяет эти воспоминания и не издевается над романтическими соплями.


Спустя еще четыре месяца Хичоль улетел на Гавайи с очередным лучшем другом Зико, в записке, которую нашел Тэмин на кухне, прикрепленную к холодильнику было четко и ясно написано, что недели три его точно не будет. Тэмин, закидывая рюкзак с учебниками и на ходу стягивая университетский пиджак, по привычке раньше своей почты залез на почту брата, где обнаружил мэйл от Чонмо, в котором писалось о том, что промоутинг нового сингла подходит к концу и он уже в эту пятницу будет в Сеуле.


Дрожащими руками Тэмин напечатал в ответ, что скучал и что хочет встретиться опять в том же самом баре, в котором собирались в прошлый раз.


Тэмин любил брата, но его представление о любви, в которой Хичоль убеждал Чонмо в своих мэйлах, перемежая их с порновставками с собственным участием ,отличалось от его представления того, какая она должна быть. Все эти мэйлы, вся эта ложь, все эти новые лучшие друзья хёна не оставили ему другого выбора.


В пятницу в баре было как всегда шумно, накурено и весело. Чонмо уже выпив две порции виски с удивлением смотрел на худенького, неожиданно появившимся перед ним вместо Хичоля парнишку, который что-то мямлил и тянул его на крышу заведения, где была терраса и уединенные столики под открытым небом.


Начинался дождь и на террасе было пусто, Чонмо закурил, прикрывая ладонью сигарету от капель и уставился на парня. Того лихорадило и казалось, что он борется с желанием убежать. Непогода разыгралась не на шутку, а мальчишку, в котором Момо узнал, наконец , младшего брата Хичоля, наконец прорвало. Он кричал и плакал, он говорил о лжи брата, о его похождениях, о том, что это не любовь, о том, что он его не ждет, о том, что никогда не ждал, о том, что это все какая-то извращенная игра, затянувшаяся на долгие годы. О том, что в сердце Хичоля нет места для любви и что его хён не может быть домом, в котором так нуждается Чонмо.


Слова закончились как и дождь и Тэмин нашел в себе силы посмотреть в глаза его личной легенде рок-н-ролла. Чонмо, казалось, был немного удивлен, но не больше. С лицом Будды, и глазами раскрашенными под Клеопатру, он улыбаясь кончиками губ поинтересовался, как ни в чем не бывало:

— Значит по чужим почтовым ящикам лазаешь?

-Тебя только это сейчас волнует? – Тэмин был ошарашен реакцией и не знал что ему делать.

— А в чем твоя цель? — Чонмо уселся на мокрую скамейку, вытягивая длинные ноги обтянутые кожаными штанами и стряхивая со сложной прически состоящей из начесов, косичек и ленточек воду.

Младший порывисто хватая руку гитариста и вплотную придвигаясь на скамейке обрушил на Чонмо всю свою историю. Про бар, как понял, что они с его братом больше чем друзья, про то как ненавидел, про то, как мучился читая переписку, про то, как не понимает брата, про то, что он другой, про чувства, которые захватили его при первой встрече и только окрепли за эти месяцы.


Момо с усталостью и легким любопытством смотрел на мальчика, не перебивая и не вынимая руку из его рук. Через какое-то время повисла пауза. Тэмин неожиданно обнял его и начал целовать . Щеку, висок с размазавшейся стрелкой, веки, губы… Поняв что ему не отвечают отстранился и взглянул в лицо Чонмо. Внезапно налетевший ночной ветер принес прохладу. Гитарист смотрел своими темными глазами на младшего брата Хичоля мягко отстраняясь тихо проговорил:

-Какой же ты еще маленький…

Спустя час музыканта не было в баре, он ушел с крыши так и не сказав больше ничего. Тэмин не мог прочесть в его лице какого-то ни было ответа. Он ничего не понимал: почему тот так спокоен, почему никак не отреагировал на его слова, на его признания, на его поцелуи, черт возьми!


Он крутил в руке ленту из волос Чонмо, которая выскользнула из его прически и с каким-то отрешением наблюдал, как отблески начинающегося рассвета играют в лужицах на стеклянных поверхностях столиков открытой террасы.


Вернувшись домой, он на автопилоте стянул с себя мокрую одежду, и упал на кровать, чтобы не думать не о чем, чтобы как можно быстрее забыться сном. Когда он проснулся, то вяло блуждая по твиттеру в приложении на айфоне, увидел сообщение @Rock_Legend «Мой рок-н-ролл это не цель и даже не средство. Не новое, а заново один и об одном. Дорога в мой дом и для любви это не место»


Тэмин прощался со своей первой любовью…


@темы: [Жанр] Ангст, [Жанр] Романс, [Персонаж] Тхэмин, [Персонаж] Хичхоль, [Размер] Мини, [Рейтинг] PG-13, [Тип] АУ, [Тип] Кроссовер, [Тип] Сонгфик, [Фандом] SHINee, [Фандом] Super Junior, [Фанфик: Авторский]