Вёрджил Ференце
I'll clap when I'm impressed
Я тут второй день балуюсь, балуюсь... Решила поделиться, вдруг понравится кому.
Да и как бы чего, забиваем гвозди в гроб основание фэндома хД

Автор: Вёрджил Ференце, сиречь я
Бета: нет и не было. Не бечено, не перечитывала.
Фэндом: СЪЕБАЛИСЬ В УЖАСЕ MYNAME
Персонажи: Сеён-центрик (Сеён/рука)
Рейтинг: R за мат
Жанр: повседневность; ООС (!!!)
Размер: мини
Дисклаймер: выгоды не извлекаю, бла-бла-бла
Размещение: спросите - вам ответят. Не факт, что положительно
Предупреждение: ЭТО ПРОСТО БАЛОВСТВО.
Посвящение: Мы сегодня что-то сильно раскурились в твиттере с Глава Эстетов Быдлограда, и детищем курева стало... это. Ещё раз повторяю - ПРОСТО БАЛОВСТВО.

Приближающийся дебют и дохуя потраченных нервов всегда ходят рядом, как пожилая замужняя пара - хотя, скорее, как сиамские близнецы. Сеён, конечно, этого знать наверняка не мог, но догадывался, что не его одного потряхивает тем сильнее, чем меньше чисел в календаре остаётся до жирного красного кружка. D-Day.
От одного этого слова в нём что-то безвозвратно подыхало, а Лидер становился бледно-зелёным с лица и старился разом лет на десять.
Сеён вертел красной башкой и смотрел по сторонам широко раскрытыми глазами, подмечая и запоминая мельчайшие детальки - дебильные привычки одногруппников делать какую-нибудь хрень, когда нервничали, - и мучился. Он не знал, как у других, конечно, но вот лично у него всё растущее напряжение выражалось весьма... прозаично. Так сказать, физиологически.
Ну и неудобно же всё это было, пиздец. Особенно когда возможность зажать в углу какую-нибудь девчонку не просто стремилась к, но была равна нулю, а смотреть на одногруппников... От таких нездоровых мыслей у него волосы на затылке дыбом становились. Зато потом Сеён как давал волю воображению, так и загибался моментально:
"Хён, слушай, тут такое дело - отдрочи мне пожалуйста, надо очень!"
Прикидывая, что Кону-хён или Инсу-хён ему на это могли ответить и в какие дальние ебени послать, Сеён начинал ржать к месту и не к месту. Вот как сейчас, например - совершенно нисфига за завтраком его накрыло снова. Не прожевав ещё свою порцию риса, Сеён гогочет, заплёвывая весь стол и сидящего рядом Чхэджина. Инсу выписывает ему привычный смачный подзатыльник, и дальше Сеён ухрюкивается уже молча и в салфетку.
У Лидера фэйспалм - нормальное состояние, и пока Чхэджин орёт, что "блядь, хён, майка новая была", он по-тихому доедает свой завтрак, не отнимая руку от лица. Они ещё не дебютировали, а он уже устал. Ну какого хера мать родила его на ёбаный год с гаком позже, чем Инсу, и при этом он всё равно ёбаный Лидер?..
Всё это Сеён читает у него на лице так отчётливо, как будто прямо в голову заглянул.
"Я телепат", - довольно кивает сам себе Сеён и втихую гордится, вписывая этот пункт в список своих талантов.
Чунгю его энтузиазма не оценивает, только бычится и советует проверить голову. У Чунгю вообще как-то настроение всё хреновее. Сеён думает, что у него наверное тоже организм бунтует против нагрузок и отравляет жизнь адовым спермотоксикозом. Но что-то Сеёну подсказывает - видимо, ебучая интуиция, - что уж к тонсэну с этим соваться точно не стоит.
Что хорошо во всей этой ситуации - а Сеён старается откапывать позитив во всём, - так это то, что он научился вскакивать раньше всех в дорме и скакать в ванную, фактически не просыпаясь. Пока остальные раскачаются, повылазят из-под одеял, он уже успевает врубить холодный душ и дать волю рукам.
Он чувствует себя долбаным извращенцем, когда упирается лбом в стенку душевой кабины и кусает губы, делая себе хорошо, а организму - легче в ритме простых движений. Вверх-вниз, вверх-вниз, и ещё представить что-нибудь, да хоть те же сиськи размера четвёртого, чтобы прямо пожамкать было что...
Вот бля-я-я-ядь.
Хорошо.
Покайфовать вдоволь кончено не получается, потому что в дверь уже со всей дури ебашится Чунгю - ногами он что ли пинает этот хилый дешёвый шпон... Сеён всё гадает, когда Чунгю пробьёт в двери дыру, и утреннему расслабону придёт конец.
- Хён, хренли ты там копаешься опять?! - рявкает Чунгю не своим голосом, и Сеён, заматываясь в полотенце, сочувственно шмыгает носом.
Да, ему наверное также херово.
Бедняжка.

Автор: Вёрджил Ференце, сиречь я
Бета: нет и не было. Не бечено, не перечитывала.
Фэндом: СЪЕБАЛИСЬ В УЖАСЕ MYNAME
Персонажи: Кону/Инсу
Рейтинг: R за мат
Жанр: повседневность; ООС (!!!)
Размер: мини
Дисклаймер: выгоды не извлекаю, бла-бла-бла
Размещение: спросите - вам ответят. Не факт, что положительно
Предупреждение: ЭТО ПРОСТО БАЛОВСТВО. Очередное просто баловство за MYNAME, всерьёз не принимать.

- Ну ты одупляемый вообще? Одупляемый, нет? - первое, что слышат возвратившиеся домой мелкие - это горестные возгласы Инсу, доносящиеся из комнаты. Менеджер тут же навостряет уши, Сеён и Чунгю обмениваются настороженными взглядами. Из кухни выскакивает успевший вернуться раньше Чинсок, и в его взгляде Чунгю так явственно читает: "Щемись!", - что непроизвольно хватает менеджера под руку и начинает вещать что-то про то, что "ой хён, мы же жратвы забыли прикупить, не дело это, пойдём-ка, пойдём", решив, что щемиться одному смысла нет, и надо из квартиры первым делом щемить менеджера. Маннэ радостно подхватывает и так же радостно выпихивает их из квартиры обратно, хотя дарованные им свыше два часа свободы уже закончились.
Пока Чхэджин облегчённо утирает несуществующий пот со лба, Сеён уже пролупался глазами и чешет в сторону спальни, поглазеть на хёновские разборки. Ну не сам же с собой хён Инсу там возмущается!..
- Хён!.. - Чхэджин не успевает его поймать ни за шиворот, ни за рукав, ни вообще никак, и в комнату они вваливаются вместе, топоча и шумя, как стадо носорогов.
Первое, что видит Сеён - это широкая, мечтательная улыбка Лидера, от которой лично у него всегда мурашки по спине бежали. Как будто совсем не от мира сего... Второе, что он видит - пара бутылок соджу на подоконнике, третье - очень страшный взгляд хёна Инсу.
- Мелкие, а ну пошли нахуй! - рявкает он, демонстрируя силу своих связок. - Маме и папе надо поговорить!
Сеён невольно снова проникается к их самому хёнистому хёну уважением, маннэ бледнеет, огребя пока что только по ушам уже второй раз.
- Чесночинка, солнышко, делай, как мама говорит, - добавляет очень ласково Кону, сидя на кровати и подперев щёки кулаками. Они как будто поменялись ролями, Сеёну определённо нравится, что получилось в итоге, и уходить он не хочет. Маннэ приходится тащить его, повторяющего как попугай "Чесночинка? Чесночинка?!" буквально силком:
- Я тебе потом объясню, - пыхтит он, думая, остались у них там на дальней полке сныканные печеньки, чтобы отвлечь хёна, или придётся привязывать его к табуретке.
- Тебе вот принципиально было набраться прямо сегодня? - рычит Инсу. При общей массе тела этого, прости Господи, дрища, и при том, что еды в доме не было никакой с утра, две бутылки соджу Кону должны были уложить на лопатки. Ладно бы он спал и не отсвечивал - но хрен ведь там на коромысле, а как объясняться с менеджером? Хренов, хренов, хренов Лидер. - Нам завтра на MCD, прикинь. Дебютное выступление, прикинь.
Кону явно не отражает, как MCD связано с соджу, потому что оно - завтра, а выпил он - сегодня, и немного, и вообще в чём проблема. Инсу над ним нависает, явно собираясь чем-нибудь переебать по голове, и это как-то угнетает:
- Я песню пытался написать, - говорит он весомо, как получивший первую в своей жизни пятёрку первоклассник. Теперь не отражает уже Инсу.
- Какая к хуям песня?! - опять срывается старший, взмахивает руками и чуть не заезжает Лидеру по носу. - Ой ну ты ёбнулся, ты точно ёбнулся с этим дебютом. Что скажет Хванхи-хённим...
- Хён, - серьёзно обрывает его Кону. - Ага, я пью, курю в форточку, ругаюсь матом и блядствую. Ты заебал причитать.
Пальцы у него холодные, хотя на улице недавно был не он, а Инсу - и эти самые пальцы сгребают его за ворот толстовки, дёргают вниз, заставляя наклониться, чтобы и одёжку не порвать, и шею в целости сохранить. Инсу уже собирается возмутиться по поводу "а не охерел ли ты так со старшим разговаривать?" и "какое нахуй курю в форточку?!", а Кону обламывает ему все планы, по-хозяйски так засасывая. Куревом от него не пахнет, и почему-то от этого становится как-то спокойнее.
- Мамик-папик помирились? - неугомонный Сеён заглядывает в комнату, посчитав, что раз всё поутихло - то и буря миновала. - Ой, бля!.. Кажется, правда помирились...
Кону отрывается от хёна, поворачивает голову и его лицо становится очень страшным.
- Кому было велено съебаться в ужасе?! - у него рявкать получается лучше, чем у Инсу, потому что командный голос прокачан. Сеён исчезает чуть ли не со свистом. В комнату очень тихонько заходит Чинсок, сосредоточенно шествует к подоконнику, забирает бутылки и так же сосредоточенно уходит, не забывая закрыть за собой дверь.
Только после этого Инсу сначала одной коленкой опирается о кровать, затем - второй, фактически садясь Лидеру на колени, очень спокойно размахивается - и отвешивает ему такую плюху по уху, что у того в голове начинает на все лады звенеть.
Кону промаргивается и смотрит.
Просто смотрит, и что-то заставляет Инсу задуматься, не переборщил ли он. Инсу всегда верил - Лидер у них, хоть и может неслабо вдарить, своих никогда не обидит и вообще максимум, на что способен - отшлёпать мелкоту по заднице. Сейчас его вера трещит по швам.
- Хён, - очень прочувствованно начинает Лидер, и Инсу чувствует мистический ужас, крупными мурашками скачущий у него п спине. - У меня на тебя стоит.
Инсу очень тупо гогочет, но как-то неуверенно и недолго - и затихает:
- Что?
- Ну не веришь - потрогай.
- Что за херь ты...
- Щас если я тебя завалю - ты не обижайся на меня потом, - очень извиняющимся тоном говорит Кону. У него единственное желание - поставить Инсу раком, ткнуть лицом в подушку и взять уже так, как хочется. Только вот им завтра танцевать, и это такая дилемма, что мозги вот-вот вскипят.
- Не-не-не, родненький. Если из-за тебя я завтра не смогу выступать - тут тебе пиздец и наступит, - обещает ему Инсу, удивительно спокойно реагируя на всю эту пьяную херню.
Где-то в квартире надрывается телефон Чхэджина, ещё минута - и маннэ очень виновато скребётся в дверь:
- Хёнчики, а, хёнчики, менеджер и Чунгю обратно идут, чего делать будем?..
Кону отправляет "Чесночинку" пить чай, "хёны разберутся".
- Мамочка, а, мамочка... А когда же мы будем супружеский долго-то выполнять? - расстраивается Кону.
- Тебе срочно надо бабу. Срочно, - постановляет Инсу. - Или хочешь порнуху подгоню?..
- Ну зачем мне порнуха... и зачем мне баба, когда у меня такая мамочка?..
- Слушай, Лидер-сси... - Инсу отползает чуть-чуть назад. - У мамочки сегодня голова болит. Ничего не получится. Спать ложись, пока нам пиздюлей не навставляли так, что словосочетание "супружеский долг" вообще придётся забыть!..
- Ну хоть поцелуйчики? - щенячьи глазки не только Чхэджин умеет делать, только это большой секрет. - Ну хоть один маленький поцелуйчичек? А то я не усну! И устрою тут погром, и менеджер-хён всё-всё поймёт!
Инсу решает, что из двух зол выбирают меньшее, и что "один маленький поцелуйчичек" с этим умильным ушастым чудом - не так уж и страшно, тем более целоваться он умеет внезапно неплохо, и вообще какой-то такой убедительный весь, даже когда порет всю эту пежню.
- Не хорошо, маленький поцелуйчичек - это можно, - рассудительно говорит он, и тут же оказывается сграбастанным и заваленным на кровать, да ещё придавленным сверху. - Ну бля без фанатизма только!..
Кону своё обещание выполняет - поцелуйчичек действительно маленький, а потом он скатывается, спихивает Инсу с кровати так, что тот брякается всеми костями об пол и накрывается одеялом с головой. Инсу лежит носом вниз, вздыхает и мысленно вопрошает: "Ну не сука ли?". Переворачивается, кое-как вскарабкивается на ноги и топает на кухню к маннэ. Вот так всегда - Лидер дров наломает, а хён потом объясняй детям, что да почему в этом грёбаном мире.

@темы: [Жанр] Юмор/Пародия, [Размер] Мини, [Рейтинг] R, [Фанфик: Авторский]