Барвинка.
K-Parody's Hyung
Фандом: АА
Название: Королевич и писец
Автор: Барвинка.
Бета: Нет.
Дисклеймер: отказываюсь.
Рейтинг: G
Пейринг/Персонажи: Aура, Сансу
Жанр: флафф
Тип: АУ
Размер: Мини
Предупреждение: Не вычитано толково.
Описание/комментарий: средневековое АУ, своё видение персонажей, лёгкий стиль. Возможно, когда-нибудь будет продолжено.

Бумажная волокита никогда не привлекала и не манила Ауру, точнее, при виде большой кипы бумаг, у Кыни возникало стойкое желание схватить зажжённую свечу и спалить весь этот ворох к чёртовой матери. Удерживало одно: сейчас палит он - а затем спалят его, причём отнюдь не мысленно, а вполне реально, как сжигают ведьм на костре.
Крепко сжав зубы, Аура зажёг ещё одну свечу и поставил её на край стола, подальше от первой. Освещение в маленькой каморке, где нет ни одного окна, конечно, не ахти, но что делать, когда нужно экономить, а свечи в последнее время даже в царском дворце непозволительная роскошь. Кыни, сжав зубы, сел на старый скрипящий стул и достал из деревянного пенала два пера: одно большое и толстое – для основного текста, второе – тоненькое и маленькое – для пометок. Флакончик с чернилами был уже открытым.
Глубоко вздохнув и ещё раз про себя отругав отца, который посоветовал его персону на место писца для королевской семьи, Аура приступил к работе, опечаливаясь тем, что к вечеру не успеет переписать весь этот ворох, а как следствие пропустит тренировочные бои рыцарей.
Двадцатый исписанный лист отправился в стопку аккуратно сложенных точно таких же листов, когда дверь в каморку писца со скрипом приоткрылась, впуская внутрь молодого человека в тёмном изрядно потрёпанном плаще и довольно симпатичных золотых черевичках с фиолетовыми бантами на каждом.
Аура мучениски закатил глаза и чуть не застонал в голос: только королевского сына ему здесь не хватало.
- Усан, какого тебе здесь надо? – даже не скрывая раздражения в голосе, поинтересовался Кыни, с силой надавливая на перо. Вошедший юноша, уже успел снять с себя плащ, который был небрежно отброшен в сторону, и подойти к писцу со спины.
- Мне уже нельзя в гости к тебе зайти? – возмутился юноша, откидывая локон тёмных волос назад, и выпрямился, сложа руки на груди, - а вообще я соскучился.
Аура лишь сильнее сжал зубы, чтобы не ляпнуть чего обидного, иначе потом его несколько раз проклянут, причём все проклятия сбудутся. Уже проверено.
- Мы виделись за обедом, - зашипел, как заправская змея, Аура, пытаясь сосредоточиться на бумагах и стараться не обращать внимания на то, как королевич стал копошится в недавно написанных бумагах.
- Ты со мной даже не поздоровался! – снова возмутился Усан, а в карих глазах заплескалась обида.
- Ваша семья принимала знать города. Они бы не поняли, - терпеливо разъяснял, наверно уже в тысячный раз, Аура, беря в руки маленькое перо и мелким буковками подписывая заметку в начале документа.
- Мне всё равно, - тихо пробубнил Усан, бережно складывая бумаги обратно. Кыни не ответил: во-первых, не хотел ввязываться в спор, во-вторых, надо бы научится соблюдать субординацию, иначе он скоро не выдержит и отшлёпает наглеца прямо у всех на глазах, когда тот снова совершит какую-нибудь глупость.
Фамильярность в их отношениях объяснялась просто. Кыни был сыном простого повара королевской семьи, но всё же почему-то именно он был приставлен нянькой к королевскому сыну, который был младше его на четыре года. Малец в силу своей природной наглости, объявил, что Кыни его собственность и даже взял с последнего клятву, что тот его никогда не бросит. С тех самых пор судьба Кыни была предопределена, как «вечного друга королевского наследника», это Сансу его так и назвал, впрочем ласковое «Аура», тоже досталось Кыни от него же.
Не то чтобы эта дружба была в тягость писцу, но порой гиперактивного, доставучего Усана хотелось банально подвесить за воротник к крюку на одной из высоких башен, что защищали замок. Со временем королевич перенял для себя язвительность от Кыни, и их споры стали в разы ехиднее, жёстче и длительнее.
Грамоте Кыни учился тоже вместе с Сансу. Вообще крестьянскому сыну было не позволено такое, но Усан, на тот момент в возрасте семи лет, поставил жёсткие условия отцу, и король сдался. За это Аура был действительно очень благодарен королевичу, ибо неграмотным было не пробиться в верхушки, а у Кыни теперь был шанс.

- Ты ошибку здесь допустил, - у писца повело руку, когда тишину прервал голос королевича с задумчивым видом изучающего бумаги, - отец готовится к союзу с СувОном, а не с СувАном.
- Правда? – Аура даже, кажется, забыл как дышать, выхватил злополучный документ из рук Усана и неверяще уставился на иероглифы. Сансу мог поклясться, что Кыни тихо взвыл, когда взгляд всё же наткнулся на ошибку. – Чёрт, чтоб его, этот СувОн. Так я точно не успею.
- Не успеешь? Куда? – удивился Сансу и тут же нахмурился, очевидно не зная о планах друга, что крайней его не радовало.
- Сегодня тренировочные бои. Я хотел посмотреть, - нехотя ответил Аура, доставая из ящика новые листы, и педантично складывая их в стопочку – край к краю.
- Ааа, - разочарованно протянул Сансу, думая, что причина будет куда значительнее, чем какие-то бои. Его самого они не очень увлекали, зато писца было не оттащить от складов с оружием и палаток, где обучались рыцари. – Давай, я тогда тебе помогу: половина мне, половина тебе.
- НЕТ! – истерично завопил Кыни, шлёпая королевича по рукам, которые уже потянулись к бумагам, - я всё ещё помню, как ты мне помог со сводом законов. Мне за одну ночь! пришлось переписывать с 22-ой по 43-ю статьи.
- Ты мне теперь всегда это будешь припоминать? - проворчал Усан, стыдливо пряча взгляд.
- Всю жизнь, пока смерть не разлучит нас, - хмыкнул Аура и отодвинул стопку бумаг подальше от ручек королевича. На всякий случай. – Не хочу опять заработать мозоль от пера.
- Ну, Аура, - тихо пропел Сансу, жалостливо выглядывая из-за чёлки; Кыни тряхнул головой, показывая, что уже давно не поддаётся на такие завлекания и продолжил работать. – Если ты откажешься, то не попадёшь на свои бои. Честно, я буду тебя слушаться и не допущу не единой ошибки. Тем более ты тоже не безгрешен.
Аура горько вздохнул, отрываясь от бумаг и мысленно сосчитывая, сколько ещё ему придётся терпеть этого мелкого наглеца с милой улыбкой в своей жизни, и повернулся, тут же встречаясь с молящим взглядом Сансу.
- Хорошо, Усан. Но не дай Бог, хотя бы один недочёт, я выпну тебя отсюда и не посмотрю, что ты королевская особа.
- Ты давно на это не смотришь, - обрадовавшийся королевич, отвоевал свою половину документов, аккуратно, разгладил примявшиеся концы, не обращая внимания на убивающие взгляды Кыни, отыскал в ящике ещё два пера и уже было приготовился писать, как…
- А давай, тот, кто первый допустит ошибку, завтра вымоет полы в парадной, - предложил Сансу, чьи глаза так и горели азартом.
- Твой отец не переживёт такого позора, - скептично заметил Аура. – Ты будешь первым из королевской семьи, кто начнёт надраивать пол в парадной.
- Ты так уверен, что я проиграю? – хитро прищурился Усан, а на губах заиграла коварная улыбка.
- Стопроцентно, - скучающим тоном отозвался Аура, про себя улыбаясь такому детскому проявлению спора.
- Ну, это мы ещё посмотрим, - заверил его Усан, подтянул к себе новые листы и взял из кучи документ, который нужно исправить. Уже через несколько минут королевич был полностью погружен в работу.
Аура с доброй улыбкой наблюдал, как Сансу аккуратно выводит иероглифы и сверяется с документом, чтобы не допустить оплошной ошибки, из-за которой ему потом придётся позориться перед всем дворцом.
Впрочем, Кыни, уверен, для Усана будет это не такой уж позор. Он, конечно, королевской крови, но и ничто другое ему не чуждо. Ауре помнится, как отец даже отругал его один раз, когда Сансу, переодевшись крестьянином, сбежал из дворца вместе с Кыни и не возвращался до самого вечера. Кыни тоже попало, за что Сансу потом долго вымаливал у него прощения, которое, по сути, получил ещё тогда, когда с опущенной головой пришёл к другу извиняться. Просто Ауре хотелось поломаться, и королевич около недели пытался добиться прощения. И добился же.
Кыни снова окинул взглядом бумаги и довольно улыбнулся. Да, бумажная волокита его не особо привлекала, но почему-то, когда к нему присоединялся Сансу, она приобретала какое-то своё очарование, и как бы Аура это не отрицал, оно было. Да, в общем-то, Кыни уже смирился с тем, что с появлением Сансу и работается легче и какой-нибудь стимул, как сегодня, появляется. По-другому с этим человеком было нельзя.
От мягкого жёлтого света свечи на волосах Сансу играли маленькие светлые блики, попеременно то теряясь меж ними, то снова появляясь. Аура, засмотревшись, не заметил, как с пера упала большая чёрная капля на бумагу, а вот внимательный Сансу заметил.
- Ты проиграл! – восторженно закричал Сансу, от радости чуть сам не капая чернилами на документ.
- Это не ошибка, а просто капля, - заворчал Аура, опомнившись и не желая принимать поражение.
- Но ты же будешь всё равно переписывать документ, не понесёшь же ты… э… - Сансу перегнулся через весь стол, чтобы посмотреть на заголовок, - «Мирное соглашение» с кляксой, иначе потом будешь писать «Объявление войны»
- Хорошо, ты выиграл, - нехотя признал Аура, прекрасно понимая, что сейчас спорить - себе дороже. – Завтра ты будешь лицезреть, как я мою полы в парадной. Надеюсь, теперь ты успокоишься.
Что-то в лице Кыни Сансу не понравилось, ибо он нахмурился и поскрёб чистым пёрышком о стол. Сам же писец ругал себя последними словами за невнимательность, чаще всего в ругани мелькало словосочетание «проклятущие волосы Усана».
- Извини, Аура, - Кыни удивлённо воззрился на королевича, чувствуя, что глаза, если не лопнут, то выпадут уж точно, Сансу лишь снова поскрёб пёрышком. – Если хочешь, я помою вместе с тобой.
- Нет уж, спасибо. Я проиграл, мне и мыть.
- Мне не трудно, - чуть не плача пробормотал Сансу, и Аура понял, что если сейчас не согласится, то на него глубоко обидятся и будут игнорировать дней пять как минимум! Не то чтобы, Аура был против пяти свободных дней, но понимал, что не выдержит и дня, глядя на оскорбленного королевича, раздувающего ноздри при виде писца и демонстративно отворачивающегося от него в другую сторону. У Кыни такой опыт уже был.
- Хорошо, - снова сдался Аура, задней мыслью думая, что становится слишком мягкотелым по отношению к другу. Сансу, точно ребёнок, обрадовался и снова взялся за работу. А Аура мысленно поставил галочку «Больше не работать в паре с Сансу» и точно знал, что этот пункт так и останется невыполненным в его жизни.

Часть 2.


Два ведра с мутной водой, две прохудившиеся половые тряпки и с десяток зрителей в виде дворцовых разнорабочих, пришедших посмотреть на спектакль; Аура в очередной раз чуть не застонал в голос от не представлявшейся радужной перспективы. Плюс в незваных зрителях был лишь один: при появлении короля они создадут кипиш, и Аура быстро спрячет Сансу, дабы старый король не испустил дух при виде любимого сына, ползающего на карачках и намывающего пол в дорогущем одеянии.
Кыни скучающе поддел рукой тряпку и окунул её в едва тёплую воду, Сансу с большим воодушевлением повторил за ним, перед этим лишь закатав до локтя рукава рубашки.
- Усан, ты всё ещё хочешь помочь? – с надеждой на обратное спросил Аура, дабы снизить вероятность получения орехов от отца за то, что «опять втянул королевича в свои идиотские игры», а ведь не объяснишь, что как раз наоборот, не он втянули, а его втянули. Сансу лишь качнул головой, говоря, мол, не передумал – не беспокойся.
Аура крепче сжал зубы, швырнул тряпку на пол и стал надраивать и без того белоснежную плитку, изредка оборачиваясь на друга, сгорбившегося в точно такой же позе, что и он. Отросшие за несколько месяцев длинные тёмные локоны падали на глаза королевичу и тот ежеминутно фыркал, сдувая их, чтобы видеть, что моет. Неудобная королевская одежда резко уменьшала объём движений, да и вообще Сансу боялся лишний раз наклонится, дабы узкие штаны по швам не разошлись и потому, Усан совместно с тряпкой мыл пол ещё и тканью штанов, шоркая коленками по гладкой плитке.
- КОРОЛЬ! – истошный крик одного из зрителя заставил Ауру подпрыгнуть, а его сердце вогнать в липкие лапки Страха и, собрата его, Ужаса. Бросив тряпку, Кыни подлетел к ещё не опомнившемуся королевичу, хватил его в охапку и толкнул в тёмный проём между лестницей и коридором, который закрывался широкой тяжёлой красной шторой. Рот пришедшего в себя и захотевшего возмутиться Сансу, был быстро зажат ладонью Кыни, второй рукой писец чуть отодвинул штору, чтобы образовалась маленькая щёлочка, и начал подглядывать.
Королевичу, не понравившемуся такой расклад, легонько куснул друга за ладошку, и пока тот тихо ругался в сторонку, проговорил:
- Чего ты так боишься? Ну, подумаешь, увидел бы?
- Конечно, - Аура, забывшись, где они находятся, всплеснул руками и через секунду снова тихо выругался, обтесав кожей рук шероховатые стены. – А потом отлупил бы на глазах у всего дворца, а потом и меня заодно.
- Так и скажи, что трясёшься больше за свой зад, чем за мой, - зло процедил Сансу.
- Ещё что-нибудь вякнешь, я тебе кисточку от шторки в рот засуну. Понял меня?!
Усан благоразумно заткнулся и надулся, считая, что его только что глубоко обидели.
Аура продолжал неотрывно следить за главным по раздаче орехов всему дворцу, и мечтать, что они останутся незамеченными и не выданными, впрочем, на слуг Аура надеялся, они всегда покрывали забавы королевича, которого считали за истинного ангела, спустившегося с небес. Кыни хмыкнул: как же они ошибались, Сансу может и спустился с небес, но явно не в образе ангела.
- Ушёл? – Аура чуть не выпал вперёд, когда тёплое дыхание друга обожгло ухо, а на плечо опустился его подбородок.
- Идиотина, не пугай меня так, - Кыни ударил бы Сансу по макушке, но просто сейчас чисто физически не мог выгнуться, чтобы до неё достать, - нет ещё. Со своим советником остановился около статуи. Болтают о чём-то.
- Это надолго, - заметил Усан, отстраняясь, - отец пока ему всё не выскажет - не успокоится.
- Ну, почему именно здесь? - Аура уже был готов заныть, вовремя вспомнил, что рядом находится Сансу, а значит, слёзы могут подождать, ибо так уж палится он не может. - Во дворце ПЯТЬ кабинетов, почему разговаривать надо именно на лестнице?
Вопрос был оставлен без ответа. Аура, ещё раз оценив обстановку, мысленно высчитал нужные вычисления, схватил Сансу за руку и притянул к себе. Дождавшись, когда Король повернёт голову, Аура, резко отодвинул штору и рванул в сторону, дёрнув за собой Усана, понявшего замысел друга, потому не сопротивлявшегося.
- Усан, почему мы всегда попадаем в переделки?! – спросил Аура, когда они переводили дух, добежав до кухни, где Король их точно не мог найти.
- Но это же весело, - счастливо улыбнулся Сансу, заправляя выбившийся локон за ухо, Кыни не нашёл, что ответить и лишь просто махнул рукой.
- Больше никогда не буду с тобой спорить! Надоело во всякие нелепые ситуации вляпываться! -Аура облокотился о настенную полку и театрально помахал перед лицом пучком петрушки.
- Да, конечно, - Сансу насмешливо окинул взглядом фигуру друга, выцепил из подобия опахала листик петрушки и засунул его в рот, - Ну, что? Кто первый до фехтовального зала, тот чистит пять лошадей?
И в ту же секунду, как договорил последнее слово, Сансу сорвался с места и, громко хохоча, помчался в сторону фехтовального зала.
- УСАН! – завопил Аура, запустив другу вслед многострадальный пучок. – Чтоб тебя. Бегаю, я всё равно лучше.
И помчался за другом, зная довольно короткий путь до пункта назначения и уже лелея тот момент, когда увидит королевича по уши в грязи и с мыльной щёткой в руках.

Часть три

Красивые пышные дорогие наряды смешивались с простолюдинскими карнавальными костюмами и не вносили диссонанс в праздничное шествие. Все улочки были забиты выползшем из своих домов наружу народом, чтобы полюбоваться на это шествие, и при желание сами к нему примыкали. На главной площади не царил повседневный хаус: рыночные лавки были аккуратно отставлены в сторону, повозки выстроились ровням рядом вдоль одной из каменной стены, не было людей шныряющих туда-сюда-обратно, и не раздавался привычный гул толпы.
Шествие заканчивалось именно на главной площади, которая умудрялась вместить в себя большую часть населения города и остаться не разрушенной до основания. Но пока никого на праздничной убранной площади не наблюдалось, и Аура, прихватив с собой сумку, куда сложил несколько плотных листков бумаги и пару кусочков угля, сбежал на один из балконов королевского дворца, откуда праздник можно было увидеть во всём его великолепии. Местечко было довольно укромное, и здесь его никто не сможет найти.
Кыни достал из сумки один лист с угольком, разложил его на коленях и стал ждать, щурясь от ярко светившего в глаза солнца и как малый ребёнок ожидая, когда же уже начнётся чудо.
И чудо не заставило себя ждать: вскоре послышались трубные звуки, а площадь с каждой секундой стала заполняться людьми, лавиной валившиеся туда, и за какое-то незначительное время они заполнили всё пространство. Аура ухмыльнулся, представляя, какая там сейчас давка и искренне радуясь, что не находится среди этой толпы, где и жизнь оставить недолго.
Черный уголек порхал над желтоватой бумагой, оставляя после себя едва видные полосы, из которых впоследствии формировалась картинка. Ауру огорчало одно – рисунок снова выйдет чёрным, а цветных угольков у него нет, чтобы передать хотя бы чуточку красочности праздничного шествия. Может поэтому Кыни всегда делает лишь лёгкий набросок, а затем вовсю наслаждается развернувшимся торжеством, а дорисовывает уже по памяти через несколько дней, делая рисунок более чётким и не таким размытым, каким он был сначала.
- Вот ты где спрятался, - громкий голос за спиной раздался слишком неожиданно, и Аура, чуть не выпустил из рук жёлтый лист, вовремя ухватившись за край и не дав тому улететь вниз. Кыни посетовал на свою невнимательность: ну, нежели, можно было не заметить, что главного клоуна шествия, из года в год ведущего за собой народ, нет. Аура почему-то не заметил.
- А ты почему не там? – Кыни подбородком указал на оживлённую площадь, где уже вовсю народ игрался, пел и танцевал. Сансу ответил только тогда, когда присел рядом с другом и просунул тонкие ноги между железными прутьями:
- Не хочу, - устало пробормотал Усан, игнорируя скептично поднятую бровь писца и прижимаясь лбом к холодному поручню. – А у тебя тут тихо, а там и оглохнуть можно. И вообще спокойно здесь.
Кыни чуть не оборонил «Было», но вовремя сдержался, так как печальное выражение лица королевича не располагало к обменам остротами. Аура оторвался от наброска, чтобы посмотреть на площадь, но взгляд сам заскользил по тёмным волосам Сансу, которые беспощадно трепал ветер из стороны в сторону, и королевич сейчас был похож на юную медузу Горгону.
- Почему ты всегда рисуешь эту площадь? Хоть бы меня разок нарисовал, - недовольно проворчал Сансу, даже не глядя в сторону Кыни. А тот лишь загадочно улыбнулся, не отвечая, и снова вернулся к прерванному делу; Усану совсем не обязательно было знать, что у Ауры припрятана под матрацем толстая папка с эскизами Его Королевского Величества.
- Не достоин ещё, - с усмешкой всё же ответил Кыни, доставая из сумки второй уголек.
- Может, ты не знаешь, но я как бы королевский сын, - язвительно вставил Сансу и начал резко болтать ногами, точно он на качелях.
- Вот именно, что как бы, - парировал Аура, даже не скрывая улыбку, - как станешь поистине королевским сыном, тогда обращайся. На заказ нарисую.
- Как с тобой сложно, - пробурчал Сансу, приглаживая волосы и придвигаясь ближе к писцу.
- С тобой тоже не особо легко!
Голова королева склонилась к плечу друга, Сансу закрыл глаза, которые от разнообразия пёстрых цветов стали зудеть.
- Я тебе подушка с мятой что ли? – зло пробурчал Аура, пытаясь таким тоном завуалировать удовольствие от нехитрых манипуляций друга.
- Знаешь, даже не удивлюсь, если ты действительно напичкан травой, - проговорил Сансу и носом потёрся о грубую ткань жилетки писца, - впрочем, пахнешь ты, правда, мятой.
Кыни это и так знал. Его мать, хлебом не корми, дай в травках разных повозиться, поэтому их дом всегда был увешан разными пучками растений, источающих под час не очень приятный аромат. Ауру это сильно не привлекало, а вот Сансу, как только оказывался у него в гостях, самолично обнюхивал каждый пучок, а уходил с целой вязанкой.
- Я замерз, - констатировал Сансу, - пошли отсюда.
Аура почему-то не стал спорить, да и праздник уже не манил, а оставаться и глазеть на него лишь из-за язвительного характера особо не хотелось. Сансу уже поднялся и стоял около дверей, ожидая друга. Кыни поднялся и двинулся к нему, перекинув сумку через плечо, куда засунул свой набросок, чувствуя, что к нему больше не притронется, но зато точно зная, какой именно рисунок пополнит ту толстую папку под матрацем.

@темы: [Фанфик: Авторский], [Тип] АУ, [Рейтинг] G, [Размер] Мини, [Жанр] Флафф